Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 430, Дивизий: 5, Статей: 2

178-я стрелковая дивизия

Автор: к.и.н. Вейн Д.К.

 

Сформирована в сентябре 1939 года на Алтае на базе 386-го стрелкового полка, дислоцировавшегося в Славгороде. В состав дивизии входили: 386-й, 693-й, 709-й стрелковые, 432-й гаубичный и 332-й легкий артиллерийские полки, 213-й отдельный противотанковый артиллерийский дивизион, 218-й отдельный медико-санитарный батальон и другие подразделения[1]. В конце июля 1941 года в связи с переходом на новые штаты вместо двух артиллерийских полков остался один – 332-й артиллерийский[2].

 

Формирование дивизии. 1939 – 1941 гг.

 

В 1939 году, в связи с нараставшей угрозой начала военных действий с Германией и неспокойной обстановкой на Дальнем Востоке в СССР развернулось формирование новых воинских соединений. Одним из них стала 178-я стрелковая дивизия, сформированная на базе кадрового 386-го стрелкового полка, располагавшегося в городе Славгороде. Соединение формировали его командир, полковник Н.И. Старухин и военком, полковой комиссар М.М. Таланов[3]. Полки дивизии первоначально дислоцировались в Славгороде и Бийске, затем – в Омске, Славгороде и Татарске[4].

Личный состав дивизии сразу же приступил к напряженной учебе, а в январе 1940 г. значительная его часть получила первую боевую закалку, когда два лыжных батальона и еще 400 младших командиров, выпускников полковых школ, были направлены на Карельский перешеек во время «зимней войны» с Финляндией[5].

В 1940-1941 годах учения стали проходить в еще более сложных условиях, приближенных к боевым. Вызвано это было, в значительной степени, приобретенным опытом финской войны. Полки совершали длительные марши, неделями жили в лагерях в степи, в зимних условиях: «Рота младшего лейтенанта Джигиля (709-й полк) должна была преодолеть 180-километровый марш на лыжах. Это расстояние бойцы прошли при 30-градусном морозе и встречном ветре за 33 ходовых часа. Артиллеристы дивизиона товарища Чайкина (332-й артполк) по глубокому снегу проделали 25-километровый переход, разбили лагерь в поле и пять дней занимались практической стрельбой. Два дня провели в степи на 40-градусном морозе стрелки роты т. Курченко (386-й полк). Они с «боем» прошли 60 км и решили ряд тактических задач»[6].

В ходе тактических учений, постоянных тренировок и совершенствования боевой подготовки личный состав соединения приобретал необходимый опыт. По результатам инспекторской проверки 1941 года 178-я стрелковая дивизия получила хорошую оценку и стала одной из лучших в Сибирском военном округе[7].

 

Участие в боевых действиях в начале войны

 

После начала войны, вечером 22 июня 1941 года, было получено телеграфное сообщение о мобилизации 178-й стрелковой дивизии. Первый эшелон убыл из Омска на фронт 29 июня, последний - 3 июля. В должность командира дивизии в это время вступил полковник Александр Георгиевич Кудрявцев.

После выгрузки на станциях Ржев, Осуга, Сычевка дивизия была включена в состав 24-й армии (командующий генерал-лейтенант С.А. Калинин, Западный фронт) и получила приказ занять полосу обороны на рубеже реки Вопь, в районе села Ярцево (северо-восточнее Смоленска). В это время немецкая группа армий «Центр» рвалась к Москве. 16 июля передовые части 178-й дивизии вступили в бой, приняв участие в Смоленском сражении.

К сентябрю 1941 г. немцы развернули наступление на стыке 29-й и 22-й армий Западного фронта. Ставка Верховного Главнокомандования перебросила им в поддержку подкрепления, в том числе 178-ю дивизию. Передав свой участок обороны одной из московских дивизий народного ополчения, алтайского соединения, преодолев за три дня форсированным маршем 200-километровое расстояние, передвинулись на восточный берег р. Западная Двина. Здесь дивизия была включена в состав 29-й армии (генерал-лейтенант И.И. Масленников, Западный фронт) и с ходу завязала бой с противником[8].

В условиях осенней распутицы, в придвинских густых лесах, прорывая бесконечные линии укреплений, бойцы и офицеры 178-й дивизии способствовали ликвидации к 19 сентября ивашковско-дуловского плацдарма противника. Немцы отошли на западный берег реки Двина. За мужество и героизм 82 командира и красноармейца дивизии были удостоены правительственных наград.

Тяжелые дни пережил правый фланг Западного фронта (затем Калининский фронт) в октябре 1941 года. Немцы рвались к Торжку, Калинину и Ржеву. Отойдя по приказу командования вместе с соседними соединениями от Западной Двины на восток, 178-я дивизия сначала прикрывала дорогу на Ржев, на сооруженном Плеханово-Оленивском оборонительном рубеже. Но затем ей пришлось отступать за реку Тьма, служа арьергардом 29-й армии и левофланговым прикрытием 22-й армии. Постоянно нанося контрудары по противнику, дивизия, совершив в непрерывных боях 300-километровый марш, прочно заняла позиции у Перлево и прикрыла с юго-запада путь на Торжок. По ночам группы «охотников» 709-го стрелкового полка пробирались на немецкие позиции и производили там диверсии[9]. Днем дивизия стойко выдерживала натиск превосходящих сил немцев.

В развернувшееся в декабре 1941 г. под Москвой контрнаступление Красной Армии активное участие приняла и алтайская дивизия, совершившая «снежный поход»: ее воины в покрытом ледяной коркой обмундировании, не вылезая в течение многих суток из глубоких снегов, непрерывно атаковали врага, прорвали его укрепленный район у Перлево и в январе 1942 г. отбросили немцев к Волге, почти до железной дороги Ржев—Великие Луки, обеспечивая своими действиями правый фланг 39-й армии. Попытки противника нанести контрудар успеха не имели. Так, 45 бойцов во главе со старшим лейтенантом Курченко отстояли от намного превосходивших вражеских сил Мантровские хутора; на поле боя осталось 350 фашистов.

Особо отличился в этих боях командир пулеметной роты старший лейтенант Салават Карымов. Еще в ноябре 1941 года он организовал захват опорной высоты в немецком расположении; в декабре лично захватил фашистский блиндаж, уничтожив часть находившихся там вражеских солдат и пленив другую их часть; в январе умело и отважно руководил освобождением деревни Струйское. Обороняя с сембю бойцами деревню Фролово, 12 часов удерживал ее, истребив почти половину вражеского батальона. Дважды раненный, он оставался в строю. С.X. Карымову, первому в дивизии, было присвоено звание Героя Советского Союза. В ходе Московской битвы многие бойцы и офицеры были удостоены наград, в том числе ордена Красного Знамени — 53 человека, ордена Красной Звезды—60, медали «За отвагу» — 33, медали «За боевые заслуги» — 70 человек.

 

Оборонительные и наступательные бои на Ржевско-Вяземском направлении. Январь 1942 – март 1943 года

 

Более года 178-я стрелковая дивизия принимала участие в тяжелых и кровопролитных боях под Ржевом в составе Калининского фронта.

Зимой-весной 1942 года дивизия участвовала в боях за подступы к деревне Оленин в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции. Первоначально наступление развивалось успешно. 22 января 1942 года ударная группа дивизии (386-й стрелковый полк, заградбатальон, рота разведки, а также находившиеся в оперативном подчинении 198-й стрелковый полк и кавалерийская группа) во главе с командиром полковником А.Г. Кудрявцевым, атаковала противника, перерезала железную и шоссейную дороги Ржев – Великие Луки и вышла к Оленино[10].

Однако, успех не был поддержан соседними частями 29-й и 39-й армий. Противник воспользовался этим и внезапным контрударом расчленил 178-ю дивизию на две части. Так образовались «южная» (в составе частей ударной группы) и «северная» (693-й, 709-й стрелковые, 332-й артиллерийский полки и другие подразделения) группы. Развивая успех, немцы окружили значительную часть войск 29-й и 39-й армий. В окружении оказалась и 178-я дивизия. Только пленными наши войска потеряли до 50 000 человек[11].

Лишь немногим удалось вырваться из окружения. Перестал существовать и 386-й стрелковый полк. Только в марте 1942 года полковник Кудрявцев и комиссар дивизии М.М. Таланов с группой управления и разведчиками вышли из окружения в районе Великих Лук[12].

Когда в марте началась распутица, а затем в районе Ржева почти полностью нарушилось снабжение войск, в 178-й стрелковой дивизии развернулось снайперское движение. Рядовой 386-го стрелкового полка В. Челомбицкий за полтора месяца уничтожил 47 фашистов, сержант 709-го полка П. Носков — 50, руководитель группы снайперов 693-го полка Н. Денисов— 14. К июлю 1942 гола, за год войны, дивизия уничтожила свыше 19 000 солдат и офицеров противника, подбила 500 единиц вражеской техники. Трофеи составили 211 орудий, минометов и пулеметов, 3860 винтовок и автоматов[13].

Всей дивизии было известно имя майора Николая Урванцева. Ему было всего 20 лет, когда он вступил в должность командира батальона 709-го стрелкового полка. Несмотря на столь юный возраст, это был опытный, бесстрашный офицер, постоянно участвовавший в разведках и дерзких вылазках и в тыл противника. 14 октября 1941 года на подступах к Ржеву со стороны деревни Оленина Николай Урванцев с одним из бойцов устроил засаду. Когда на дороге показалась колонна немецких мотоциклистов, смельчаки подпустили противника на близкое расстояние и открыли огонь из пулемета «Максим», уничтожив и ранив до 200 вражеских солдат и офицеров. И таких эпизодов были десятки[14].

В этом же полку командиром одной из рот был ровесник Урванцева, лейтенант Анатолий Ефремович Масленников. Этот молодой офицер также пользовался славой смелого, инициативного и бесстрашного офицера. Бывший заместитель командира 709-го полка П.А. Самсонов вспоминал: «С Анатолием Масленниковым, 19-летним лейтенантом, мы были давно знакомы. Его назначили командиром минометного взвода, а меня его помощником. Между нами завязалась дружба. Был он человеком отчаянной храбрости, весельчаком и гармонистом, любимцем бойцов и командиров»[15].

В ночь с 7 на 8 ноября Масленников с группой бойцов и офицеров организовал вылазку в тыл противника в районе деревни Городище Ржевского района. В результате дерзкой и умело спланированной операции было уничтожено большое количество солдат противника без потерь с нашей стороны[16].

К сожалению, оба героя не дожили до Победы. Кавалер орденов Ленина и Боевого Красного Знамени майор Николай Урванцев погиб в ноябре 1942 года, в результате трагической случайности. Возвращаясь с боевого задания, он спрыгнул в окоп и зацепился чекой гранаты, висевшей у него на поясе. Граната упала и скатилась в блиндаж, где в это время находились солдаты. Мгновенно оценив ситуацию, Урванцев накрыл гранату своим телом. Взрывом офицер был смертельно ранен и вскоре умер. Анатолий Масленников погиб в бою в 1943 году.

В ноябре 1942 года войска Калининского фронта вновь предприняли наступление с целью ликвидации Ржевско-Вяземского плацдарма. Наступление не имело успеха, но, тем не менее, частные задачи Калининскому фронту удалось выполнить. 178-я дивизия, участвовавшая в операции, прорвав оборону противника у Якимово, освободила от оккупантов до 20 населенных пунктов Ржевского района. После этого более трех месяцев продолжались позиционные бои. Лишь в марте 1943 года, войскам Калининского фронта удалось ликвидировать Ржевско-Вяземский плацдарм и освободить Ржев. Линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130 километров. После ожесточенных боев и понесенных потерь 178-я дивизия была отведена в тыл на отдых и пополнение.

 

Штурм Кулагинских высот и освобождение г. Новосокольники. Сентябрь 1943 – январь 1944 года.

 

С июня 1943 года 178-я стрелковая дивизия вновь находилась на боевых позициях, а 18 августа изготовилась к броску посередине «Смоленских ворот», где между Ярцево и Духовщиной господствуют над местностью Кулагинские высоты. Взятие этой мошной оборонительной полосы определяло успех на данном участке Смоленской наступательной операции. Противник более года возводил и укреплял на Кулагинских высотах мощный оборонительный узел, который предстояло атаковать дивизии.

27 августа 1943 года 386-й полк 178-й дивизии пошел на штурм Кулагинских высот. Так начались упорные кровопролитные бои, длившиеся почти 20 суток[17]. Начавшиеся осенние дожди и распутица существенно осложняли ведение боевых действий и подвоз боеприпасов. 15 сентября 1943 года на высотах взвился красный флаг, 19 сентября немцы оставили Духовщину, и в тот же день приказом Верховного Главнокомандующего 178-й дивизии было присвоено наименование Кулагинской[18].

После непродолжительного отдыха соединение было переброшено на 2-й Прибалтийский фронт. Три месяца готовилась дивизия к боям, уже под командованием генерал-майора А.Л. Кроника, участвовавшего в освобождении Невеля. В составе 10-й гвардейской, 3-й ударной, а затем 22-й армий 178-я дивизия должна была нанести удар по новосокольническому выступу вражеского фронта, чтобы через Пустошку, Идрицу и Себеж пробиться к границе Латвии[19].

Предстояло освободить Новосокольники, прорвав оборонительную полосу со многими рядами сплошных траншей, прикрытых проволочными заграждениями, фосфорно-огневыми и минными полями, противотанковыми рвами. 4 января 1944 года дивизия перешла в наступление, постепенно сжимая кольцо вокруг опорного пункта врага. Солдаты 211-го отдельного саперного батальона С.М. Башкирова под огнем расчистили подступы к фашистским позициям, и развернулся их штурм. Завязались ожесточенные схватки в траншеях и блиндажах, развалинах зданий и на улицах. 29 января, в 6 утра, штурмовые отряды 178-й дивизии вошли в Новосокольники и уже через час освободили город[20]. В тот же день Москва салютовала этой победе залпами из 124 орудий. Указом Президиума Верховного Совета СССР 178-я стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени.

В начале марта соединение вышло к истокам реки Великая. За два месяца боев было освобождено много населенных пунктов Великолукской области. Во фронте противника была пробита брешь шириною в 30 км и глубиною в 70 км, взяты многочисленные трофеи.

 

Бои на Карельском перешейке

 

До мая 1944 года 178-я дивизия, находясь в резерве Ставки, получала новое пополнение, а затем была направлена на Ленинградский фронт. Здесь ей предстояло в составе 21-й армии участвовать в освобождении Карельского перешейка. Эта операция должна была вывести Красную Армию к финляндской границе, и способствовать отвлечению резервов противника на север из Белоруссии, где в это время планировалась крупная наступательная операция.

С июля 1944 года в должность командира дивизии вступил полковник И.И. Лебединский[21]. В частях оборудовали учебные поля и опорные пункты по типу вражеской обороны, организовали обучение штурмовых групп, отрабатывали блокирование дотов и наведение переправ, офицеры неоднократно выезжали на рекогносцировку местности, командование дивизии участвовало в оперативно-тактическом проигрывании хода операции.

Чтобы не привлечь внимания разведки противника, накануне операции подразделения 178-й дивизии из Стрельны и Ропши проехали в Ленинград под видом обычных пассажиров; затем мелкими партиями, смешавшись с городской толпой, прошли на правый берег Невы и оттуда добрались до верховьев реки Охты, на исходный рубеж. По детально отработанному месячному графику перебросили на передний край артиллерию и минометы, подвезли боеприпасы, подтянули транспорт, выдвинули орудия на прямую наводку[22].

Утром 9 июня 1944 года авиация и артиллерия Ленинградского фронта и Балтийского флота начали огневую подготовку, которая продолжалась до вечера. Вечером передовые группы провели разведку боем, а 10 июня вновь была проведена артиллерийская и авиационная подготовка решающего прорыва[23].

В составе 97-го стрелкового корпуса, сражавшегося на участке между Каллелово и озера Каллеловский разлив, дивизия форсировала реку Сестру и за первый же день продвинулась на 14 километров. На вторые сутки в пробитую ею брешь вошли соединения 98-го корпуса, а 178-я дивизия была переброшена в наступавшую севернее 23-ю армию. Через неделю дивизия, возвратившись в 21-ю армию, была использована для нанесения главного удара вдоль Выборгского шоссе.

Укрепления линии Маннергейма на Карельском перешейке были преодолены быстрее, чем ожидалось, но далее, когда соединение вышло на окраины Выборга, обстановка резко осложнилась. Бои приняли ожесточенный характер.Бывший начальник штаба 1-го стрелкового батальона 386-го полка капитан В.П. Филатов вспоминал: «Противник, прекрасно владея обстановкой и местностью, быстро оторвался от наступающих наших полков и лесными дорогами организованно отступал, сохраняя живую силу и технику. Надо отметить, что финны прекрасно ориентировались на своей местности, обладали незаурядной смелостью и сноровкой, физически закалены, прекрасно владели холодным и огнестрельным оружием. Личное холодное оружие – финский нож – носили все солдаты и офицеры. Нож сбалансирован и удобен для нанесения смертельного удара на расстояние до 10 метров. И эти смертельные удары-броски финского ножа из-за гранитных валунов получали не раз наши бойцы и офицеры. Не случайно был издан приказ о запрещении ходить в одиночку. Только по два-три человека»[24].

В сражение вступили немецкие войска, активно использовавшие авиацию и подразделения «фаустников». Перерезав железную дорогу на Реполу, 178-я дивизия блокировала Выборг с севера и ворвалась в его предместья на пути к Сайменскому каналу. 20 июня город был окончательно освобожден. Приказом Верховного Главнокомандующего стрелковым полкам дивизии — 386-му (подполковник В.Г. Савченко), 693-му (майор А.П. Галкин) и 709-му (майор Б.А. Костров) — было присвоено почетное наименование Выборгских[25].

С июля 1944 года 178-я дивизия стояла в обороне, обеспечивая северо-западнее Ладожского озера неприкосновенность советской границы с Финляндией. После того как последняя в сентябре вышла из войны, дивизия была переведена в резерв.

Весной 1945 года соединение было переброшено на 2-й Прибалтийский фронт, вошедший затем в состав Ленинградского фронта. Здесь дивизия была введена в состав 10-й гвардейской армии и направлена на участок борьбы с войсками группы армий «Север», зажатыми на Курземском полуострове. Постепенно отступая под натиском Красной Армии, противник скапливался севернее линии Тукумс — Ауце — Вайнёде, сжимая свои боевые порядки и отказываясь капитулировать. Еще в 1944 году немецкие дивизии были здесь блокированы и отрезаны от Германии. Теперь предстояло уничтожить их либо заставить сложить оружие. 178-я дивизия, продвигаясь от Добеле к Балтике, активно участвовала в блокировании и разгроме окруженной группировки противника, освободила ряд населенных пунктов Лиепайской области, в том числе г. Салдус[26]. С 9 по 16 мая 1945 года дивизия принимала участие в разоружении и пленении капитулировавшей Курляндской группировки противника в районе города Лиепая[27].

 

[1] Кудрявцев А.Г., Таланов М.М. Один год в Великой Отечественной войне 178-й стрелковой дивизии. – ОФ учебного музея «История Отечества» МБОУ «Гимназия № 69». – С. 1-2.

[2] Коган М.Л. Алтайские дивизии в боевых операциях Великой отечественной войны 1941-1945 годов. – Барнаул, 1997. – С. 39.

[3] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная // Вопросы истории. – 1979. - № 1. – С. 170

[4] Кудрявцев А.Г., Таланов М.М. Указ. соч., с. 2

[5] Там же, с. 2

[6] Там же, с. 2-3

[7] Там же, с. 3

[8] Коган М.Л. Указ. соч., с. 40

[9] Там же, с. 171

[10] Самсонов П. Строки, написанные войной / Это было на Ржевско-Вяземском плацдарме. – Кн.1. – Ржев, 1998. – С. 50

[11] Там же, с. 51

[12] Там же, с. 51

[13] Таланов М.М. Указ. соч., с. 172

[14] Самсонов П. Вспомним героев / Это было на Ржевско-Вяземском плацдарме. – С. 7

[15] Мыльников Л. Партизанскими тропами / Это было на Ржевско-Вяземском плацдарме. –С. 136

[16] Там же, с. 136-137

[17] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная. – Барнаул: Алт. книжное изд-во, 1987. – С. 78-80

[18] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная // Вопросы истории. – 1979. - № 1. – С. 173

[19] Там же, с. 173

[20] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная. – Барнаул: Алт. книжное изд-во, 1987. – С. 92-93

[21] Коган М.Л. Указ. соч., с. 39

[22] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная // Вопросы истории. – 1979. - № 1. – С. 174

[23] Там же, с. 174

[24] Филатов В.П. Им было восемнадцать: Воспоминания участника битвы за г. Ленинград. – ОФ учебного музея «История Отечества» МОУ «Гимназия № 69». – С. 1

[25] Таланов М.М. Кулагинская Краснознаменная // Вопросы истории. – 1979. - № 1. – С. 175

[26] Там же, с. 175

[27] Коган М.Л. Указ. соч., с. 41