Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 451, Дивизий: 5, Статей: 2

372-я стрелковая дивизия

Автор: к.и.н. Вейн Д.К.

 

372-я стрелковая дивизия была сформирована на территории Алтайского края в 1941 году согласно приказу командующего Сибирским военным округом № 0051 от 26.08.1941. В состав дивизии входили 1236-й, 1238-й, 1240-й стрелковые и 941-й артиллерийский полки. 20 января 1944 года за участие освобождении древнего русского города Новгорода дивизии было присвоено почётное наименование «Новгородская»[1].

 

Формирование 372-й стрелковой дивизии. Участие соединения в Любанской операции.

 

Формирова­ние 372-й стрелковой дивизии началось 25 сентября 1941 года в Барнауле[2]. Комплекто­вание личного состава оружием прохо­дило с трудом – в сентябре, когда сложилась тяже­лая обстановка на фронтах, его не хва­тало даже в Дейст­вующей армии. По завершении формирования директивой Ставки ВГК в ноябре 1941 года 372-я стрелковая дивизия была включена в состав 59-й армии Волховского фронта. В двадцатых числах декабря 1941 года ее подразделения под командованием кадрового военного, 35-летнего подполковника Николая Петровича Коркина заняли позиции на передовой.

Судьба угодно было сложиться так, что алтайской дивизии пришлось принять участие в одной из самых кровопролитных и неудачных операций Великой Отечественной войны – Любанской наступательной, проводившейся Волховским и Ленинградским фронтами в январе – июне 1942 года. Долгое время в отечественной исторической науке исследователи предпочитали обходить молчанием этот трагический эпизод первой половины войны.

7 января 1942 года войска Волховского фронта,  не имея надежных данных о  системе  обороны противника, без зенитных средств, рас­полагая лишь четвертью боекомплекта на орудие, перешли в на­ступление. Попытка форсирования реки Волхов закончилось неуда­чей и большими потерями. Войска были отве­дены на исходные рубежи[3].

13 января на­ступление возобнови­лось. На этот раз 2-й ударной армии под командованием генерала Н.К. Клыкова уда­лось прорвать немец­кую оборону на уча­стке Бор – Костылево, и выйти на рубеж реки Полисть[4]. Прорыв армии составил 75 километров в глубину и 40 километров в ширину. До конечной цели – города Любань, наши войска не дошли 6 километров[5].

В это время соседи по флангам, 52 армия – слева и 59 армия – справа, также пытались прорвать немецкие позиции, но все атаки закончились неудачей и большими потерями.

Входившая в состав 59-й армии генерала И.В. Галанина 372-я стрелковая дивизия приняла участие в форсировании Волхова, и боях за город Чу­дово[6]. Артиллерийская подготовка не смогла подавить огневые точки противника, и перешедшие в атаку бойцы 372-й дивизии были  встре­чены пулеметным и минометно-артиллерийским огнем. В первых же боях погибло 573 бойца и командира[7].

В феврале дивизия попала в окружение и в течение 10 суток вела бои в районе деревень Малое Опочивалово, Гладье, Любино Поле. При выходе из окруже­ния погибло 238 человек, 72 пропали без вести[8].

В конце февраля 2-я ударная армия исчерпала наступательные возможности, так и не достигнув Любани. Заметив это, командование немецкой 18-й армии перешло к активным действиям с целью ликвидации прорыва.

В середине марта начались ожесточенные бои у основания прорыва, в районе деревни Мясной Бор: немцы пытались захлопнуть коридор прорыва. Уже 17 марта советские войска оказались в котле, и с этого времени постоянно вели бои в окружении. С этого момента соединения 52-й и 59-й армий, в том числе и алтайская 372-я дивизия пытались деблокировать окруженцев, с переменным успехом.

В апреле, когда началось таяние снега, огромный лесисто-болотистый массив превратился в сплошное месиво жидкой грязи. Но окруженная, умирающая от голода, методично уничтожаемая артиллерией и авиацией немцев, 2-я ударная продолжала сопротивляться. Лишь в конце июня 1942 года остатки армии смогли вырваться из окружения. Сдача в плен и сотрудничество с врагом ее командующего, генерала А.А. Власова, на многие десятилетия бросили тень на бойцов и командиров 2-й ударной, в большинстве своем, героически погибших в новгородских лесах и болотах.

 

Прорыв блокады Ленинграда. Участие в Мгинской операции.

 

Осенью 1942 года соединение было передислоцировано под Ленинград, в район посёлка Синявино. Войдя в состав вновь сформированной 2-й ударной армии, в сентябре дивизия приняла участие в Синявинской наступательной операции. В ходе наступления армия вновь попала в окружение и понесла тяжелейшие потери. После завершения боев и пополнения дивизия продолжала действовать на внешнем фронте Ленинградской блокады.

В самом конце декабря 1942 года командиром дивизии был назначен полковник Радыгин. Участник Первой мировой войны, кадровый военный, Петр Иванович будет командовать соединением, с небольшим перерывом, почти до самого конца войны. Именно с ним связаны самые славные страницы боевого пути 372-й: участие в прорыве и снятии блокады Ленинграда, освобождение Новгорода и штурм Выборга.

В январе 1943 года Волховский и Ленинградский фронты начали наступательную операцию под кодовым наименованием «Искра». Утром 18 января, действуя на острие наступающей группировки Волховского фронта, бойцы 1-го батальона 1240-го полка 372-й дивизии встретились с солдатами наступающей с запада 123-й стрелковой бригады. Это событие произошло на восточной окраине Рабочего посёлка № 1, и вошло в историю как прорыв блокады Ленинграда.

После завершения «Искры» 372-я дивизия была переброшена в район населённого пункта Смердыня, где совместно с другими соединениями приняла участие в Мгинско-Шапкинской наступательной операции, которая, однако, не увенчалась успехом. Весной алтайское соединение подчиняют 8-й армии Волховского фронта, которой командовал генерал Ф.Н. Стариков.

Летом 1943 года, когда под Курском гремело знаменитое сражение, ставшее коренным переломом в войне, здесь, под Ленинградом, войска Ленинградского и Волховского фронтов намеревались перейти в наступление с целью установить контроль над Кировской железной дорогой, чтобы восстановить сообщение все еще осажденного города с остальной страной[9].

Несмотря на то, что советское командование ставило перед войсками локальные задачи, силы для наступления были привлечены немалые: более четверти миллиона человек[10] и свыше 500 танков и самоходок[11]. Превосходство над противником в живой силе было более, чем двукратным, а в технике – почти вчетверо.

Но начавшееся 22 июля наступление достигло ограниченных результатов и стоило больших потерь. Советские войска смогли лишь потеснить противника на некоторых участках, взять же станцию Мга – крупный железнодорожный узел – не удалось. Понеся большие потери, соединения перешли к позиционной обороне.

Журнал боевых действий Волховского фронта, хранящийся в архиве ЦАМО, свидетельствует, что в течение всей операции – с 22 июля по 22 августа – 372-я стрелковая дивизия занимала позиции в районе деревни Гайтолово, и вела боевые действия на мгинском направлении. Так, утром 2 августа её подразделения отбили атаку немецкого батальона южнее Гайтолово с большим для него потерями.

3 августа, с утра, подразделения дивизии перешли в наступление и продвинулись на 700 метров, заняв центральную часть рощи юго-западнее Гайтолово. Встретив серьезное сопротивление, бойцы окопались, и в течение дня отбивали контратаки немцев. 11 августа, попытавшись вновь перейти в атаку, дивизия встретила сильный заградительный огонь и успеха не имела.

 

Участие алтайской дивизии в освобождении Новгорода

 

Еще в сентябре 1943 года Волховский фронт начал подготовку к очередной наступательной операции, вошедшей в историю как Новгородско-Лужская. Войскам предстояло не только перерезать коммуникации, связывающие ленинградскую группировку противника с югом, но и ликвидировать часть его войск в районе Новгорода.

Советское командование, усвоившее горькие уроки первых двух лет войны, понимало, что за более чем 2 года оккупации враг создал в этом районе мощную, глубоко эшелонированную оборону. Немецкие позиции состояли из тщательно выстроенной системы опорных пунктов, связанных между собой траншеями. Почти все они были приспособлены к длительной круговой обороне, а промежутки между ними были прикрыты проволочными заграждениями и минными полями и простреливались заградительным огнем.

Наступательные действия советских войск осложняла и лесисто-болотистая местность в районе Новгорода, с бездорожьем и многочисленными реками и озерами. Зима с 1943 на 1944 год была теплая, болота покрылись лишь тонкой коркой льда.

Учитывая эти факторы, наше командование на этот раз подошло к подготовке наступления со всей тщательностью. В тылу были возведены позиции, аналогичные немецким, с линиями траншей, минными полями, ДЗОТами и проволочными заграждениями. Здесь войска усиленно тренировались скрытно развертываться, маневрировать на лесисто-болотистой местности, штурмовать оборонительную полосу врага, преследовать его отступающие части. Топографический отдел штаба Волховского фронта на основе данных разведки издал карты с нанесённой на них немецкой обороной и снабдил ими весь офицерский состав, до командиров рот включительно.

Тем временем, в декабре 1943 года 372-я стрелковая дивизия вошла в состав 59-й армии генерала И.Т. Коровникова, той самой армии, с которой два года назад она прошла трагический путь у Мясного Бора. Бойцам и командирам, оставшимся тогда в живых (а таких было немного), вновь предстояло пройти те же места, где погибали их однополчане в 1942 году.

 Как и другие соединения Волховского фронта, дивизия приступила к подготовке к наступательным боям. Для повышения маневренности подразделений у личного состава была изъята часть снаряжения (фляги, противогазы, вещмешки. Станковые пулеметы и минометы были поставлены на специально подготовленные санки и волокуши. Личный состав был обеспечен белыми маскировочными халатами, снаряжение тщательно подогнано[12].

Наступление войск Волховского фронта началось 14 января севернее Новгорода. Командование фронта было уверено в успехе: согласно фронтовому журналу боевых действий, наши войска превосходили противника в пехоте почти в 2,5 раза, в танках – почти в 5, а в артиллерии – почти в 6 (!) раз. Однако, как показали последующие события, один лишь численный перевес не мог быть гарантией успеха.

В день наступления шел сильный снег и стоял туман – погода полностью исключила авиационную поддержку. Вдобавок, не замерзшие болота и многочисленные вороник стали ловушкой для танков. Артиллерия, по всей видимости, не смогла подавить все огневые точки противника, так как поднявшиеся в атаку войска сразу же встретили небывалое по силе огневое сопротивление, что особо подчеркивается и в журнале боевых действий.

Но на юге, где по плану наносился лишь вспомогательный удар, наши войска достигли больших успехов. Здесь оборонялись эстонские, латышские и литовские части СС, которые совершенно не ожидали удара. Наши части и соединения успешно и с малыми потерями форсировали оз. Ильмень и вышли на подступы к Новгороду. Немцы, поняв, что город им не удержать, начали вывод своих войск из этого района и вывоз своего имущества и вооружения.

В ночь на 16 января в бой были введены подразделения 372-й стрелковой дивизии. Ей была поставлена задача: перерезать железную и шоссейную дороги Новгород – Шимск, дабы воспрепятствовать отходу немцев. К 18 января она была выполнена – войска противника, не успевшие отойти, оказались в окружении. 20 января 372-я стрелковая дивизия вступила в предместья древнего русского города – Новгород был освобожден.

В результате активных боевых действий была окружена и уничтожена группировка противника, оборонявшая Новгород. Потери немцев и их сателлитов, согласно данным журнала боевых действий Волховского фронта, составили до 17 000 человек убитыми и пленными. Приказом Верховного Главнокомандующего 372-й стрелковой дивизии за участие в освобождении Новгорода было присвоено звание «Новгородской».

 

 Боевые действия на территории Карелии и Прибалтики. Конец войны

 

Весной 1944 года, когда грядущее поражение фашистского блока стало очевидным, финское руководство начало зондаж почвы для будущих переговоров с СССР на предмет условий выхода Финляндии из войны. Одновременно финны активизировали строительство оборонительных линий на Карельском перешейке, справедливо ожидая летнего наступления советских войск.

Возведение новых и модернизация старых укреплений велись и ранее, в течение 2,5 лет войны. Особое внимание уделялось Выборгскому направлению и самому городу Выборг (фин. Виипури). К лету 1944 года противнику удалось создать здесь мощную, глубокоэшелонированную оборону, искусно приспособленную под природные условия Карелии[13].

Пока финны готовились обороняться, советское командование начало концентрацию войск для предстоящего штурма Карельского перешейка. Помимо имевшихся частей, в состав Ленинградского фронта включались соединения с других фронтов, в том числе и 372-я стрелковая дивизия, передислоцированная в конце апреля с восточного берега Чудского озера и включенная в состав 23-й армии.

10 июня войска Ленинградского и Карельского фронтов перешли в наступление с целью разгромить финские войска на Карельском перешейке и вывести Финляндию из войны. Финны оказывали упорное сопротивление, но хорошая подготовка, грамотное планирование операции и общее превосходство в силах обеспечили советским войскам стремительное продвижение к границе. Уже 20 июня они начали штурм Выборга.

В числе других соединений фронта 372-я стрелковая дивизия принимала участие в этих боях. Несмотря на то, что окраины Выборга были хорошо укреплены финнами, а многие дома в самом городе превращены в опорные пункты, штурм был скоротечным: уже к семи часам вечера 20 июня город был полностью очищен от противника. Всем трем стрелковым полкам 372-й  дивизии было присвоено почетное наименование – Выборгские.

В августе 1944 года соединение было переброшено на нарвский плацдарм, где с 17 по 30 сентября в составе 8-й армии участвовало в Таллинской наступательной операции. В ходе этого наступления части дивизии вышли на побережье Рижского залива.

После очищения территории Эстонии от немецко-фашистских войск 372-я стрелковая дивизия была вновь передана в состав 2-й ударной армии и после пополнения переброшена в Польшу, на 2-й Белорусский фронт. Здесь она участвовала в Млавско-Эльбингской операции, была награждена орденом Красного Знамени.

В самом конце войны соединение приняло участие в Восточно-Померанской и Берлинской наступательных операциях, пройдя военными дорогами от Данцига до Берлина. Завершила свой боевой путь алтайская дивизия на острове Рюген.

 

[1] Феськов, В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941-1945 гг. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2003. - 620 с.

[2] Скрипник Н. Не уступая врагу ни пяди / Н. Скрипник // Алтайская правда. – 2001. – 25 сентября. – С. 4.

[3] Иванова И.А. «Долина смерти». Трагедия 2-й ударной армии. – М.: Яуза – Эксмо, 2009. – С.10-11.

[4] Там же, с. 11.

[5] Там же, с. 5.

[6] Скрипник Н. Не уступая врагу ни пяди..., с. 4

[7] Его же. Музей 372-й Новгородской Краснознаменной дивизии. – Барнаул, 2001. – С. 9

[8] Там же, с. 9.

[9] Скрипник, Н. Х. Музей 372-й Новгородской Краснознаменной дивизии : сред. шк. N 82 Ленин. р-на [г. Барнаул]. - Барнаул : Б. и., 2001. - 67 с.

[10] Россия и СССР в войнах ХХ века: Потери вооружённых сил. – Под ред. Г.Ф. Кривошеева. – М.: Олма-Пресс, 2001. - С. 313.

[11] Бешанов В.В. Ленинградская оборона. – М.: ООО «Издательство АСТ», Минск: Харвест, 2005. - С. 265.

[12] Боевые действия стрелкового батальона. Сборник боевых примеров из Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1957. — 192 с.

[13] Мощанский И.Б. Штурм «Карельского вала»: Выборгско-Петрозаводская стратегическая наступательная операция 10 июня-9 августа 1944 года // Военная летопись. – 2005. - № 5. – С. 4-5.