Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 656, Дивизий: 10, Статей: 2

42-я отдельная стрелковая бригада

Сформирована в Барнауле в декабре 1941 года. За массовое мужество и героизм ее воинов в Сталинградской битве 31 марта 1943 года бригада была награждена орденом Красного Знамени. В июле 1943 года 42-я и 129-я отдельные стрелковые бригады были переформированы в 226-ю стрелковую дивизию[1].

 

Формирование 42-й отдельной стрелковой бригады

 

42-я бригада формировалась с октября по декабрь 1941 года в Барнауле из жителей Алтайского края. В состав бригады входили:

три отдельных стрелковых батальона;

отдельный артиллерийский дивизион 76-мм орудий

отдельный дивизион 45-мм пушек;

дивизион 120-мм минометов;

отдельный батальон связи;

шесть рот противотанковых ружей;

рота автоматчиков, разведрота, медсанрота и комендантский взвод. 

Командовал бригадой Герой Советского Союза полковник Батраков Матвей Степанович, кадровый командир Красной Армии. В первые дни войны он выехал на фронт из Барнаула, будучи командиром 765-го стрелкового полка 107 стрелковой дивизии. После лечения в госпитале Батраков был назначен командиром 42-й отдельной стрелковой бригады[2].

5 декабря 1941 года на площади Свободы, в то время главной площади краевого центра, состоялся многолюдный городской митинг, посвященный проводам бригады на фронт. Бригаде было вручено Красное Знамя. Получая его, Матвей Батраков поблагодарил за высокую честь и от имени всего личного состава дал клятву, что бригада до конца выполнит свой долг перед Родиной и оправдает доверие своих земляков. Потом состоялся прощальный марш воинов бригады. Ее колонны прошли по главным улицам Барнаула[3].

 

Участие в Сталинградской битве

 

Боевое крещение бригада получила на Калининском и Северо-Западном фронтах, где она сражалась с января по июль 1942 года. Здесь она освободила сорок населенных пунктов. В августе того же года бригаду перебросили на Сталинградский фронт, где бригада была пополнена моряками Северного флота, из которых были сформированы пулеметный, 4-й стрелковый батальоны и батальон автоматчиков[4].

Произведя наспех разбивку пополнения и не успев в достаточной степени сколотить части, бригада в ночь со 2 по 3 сентября 1942 года переправилась через Волгу в Сталинград и начала выполнять боевые задачи. «Вовек нам не забыть этот марш! Переправа людского состава, материальной части осуществлялась на паромах и баржах, как правило, только ночью. На рассвете мы оказались на правом берегу Волги – В Сталинграде. Переправились все батальоны, весь личный состав бригады. Переправились благополучно, без потерь... Немецкая авиация, висевшая над городом, только и выискивала скопления людей, сосредоточение наших войск и тотчас обрушивала на них свой смертоносный груз. Начинала она свою работу по расписанию – с 8 часов утра.

Почти весь сентябрь в Сталинграде теплый, даже жаркий, печь начинает сразу же с восходом солнца. А тут еще подбавляли жару горящие здания. Когда мы были за Волгой, то видели сплошную дымовую завесу и на ее фоне языки пламени, то затухающего, то вновь разгорающегося. И так в течении шести дней. Нам казалось, что в таком дымящемся, горящем городе совсем нет воздуха, нечем дышать, нет жизни. Но вот мы входим в Сталинград. Видны скелеты сгоревших или продолжающих гореть зданий. На улицах города, особенно центральных много зеленых насаждений, скверов, садов. И несмотря на яростные бомбежки, пожары и обстрелы, деревья со своей зеленой, а подчас и обгоревший кроной, сохранились лучше, чем строения. Под ними и укрываемся от воздушных пиратов, рассредоточившись повзводно, поротно. Всюду слышны переклички, идет проверка личного состава. Непродолжительный привал на завтрак»[5], – так описывает первые дни в Сталинграде бывший комиссар роты ПТР и инструктор политотдела 42-й бригады, Василий Федорович Большаков.

Сибиряки стояли насмерть. В первые дни боев на улицах Сталинграда в ударном 2-м батальоне в строю осталось всего 70 человек. Силы противника превосходили многократно силы бригады. По приказу командования бойцы отбили у немцев ключевую высоту 133,4 и удерживали, несмотря на то, что на бригаду наступали три отборные дивизии противника, одна из них танковая. На отдельных участках у врага был десятикратный перевес сил. Подавить сопротивление алтайских бойцов не удавалось, но ту самую высоту 133,4 немцы все же изолировали от бригады. Четверо суток советские воины держались в окружении. От голода солдаты теряли силы, но продолжали отбивать нескончаемые атаки врага[6].

Основные силы 42-й бригады защищали район вокзала. В течение трех суток напряженных боев подразделения бригады не только сдерживали натиск превосходящих сил противника, но и сами контратаковали и отбрасывали врага. Обороняемый ими вокзал несколько раз переходил из рук в руки. Особенно ожесточенные бои шли 17 сентября, когда противнику удалось отрезать и окружить командный пункт бригады, разъединить и окружить батальоны и даже некоторые роты. Бригада оказалась почти в полном окружении. Но бойцы не дрогнули, никто не оставил своих позиций.

Личный пример мужества и отваги показывали в бою командир бригады Матвей Батраков и военный комиссар, полковой комиссар Сергей Щапин. Связь со штабом армии прекратилась. С большим трудом удалось сообщить командованию 62-й армии о тяжелом положении и получить разрешение на смену рубежа. В ночь с 17 на 18 сентября бригада стала выбираться из окружения[7]. Старший политрук бригады Василий Большаков вспоминал: «Путь был неимоверно трудным. Представьте себе, что в кромешной темноте надо спуститься в крутой, глубокий ров. Спуститься не одному, а целой колонной, неся на руках раненных, минометы, пулеметы, ПТР, всю материальную часть. Причем в близком соседстве с врагом, на которого можно наткнуться в любую минуту, на каждом шагу.

Идем на ощупь, подчас держась друг за друга, у многих оказались ремни, за которые держатся целые группы. Идем топким водосточным оврагом, в темноте, вязнем в грязи, но стараемся двигаться тихо, беззвучно... Овраг подступает к полотну железной дороги. На ее высокой насыпи, на отдельных участках закрепились и патрулируют немцы. На углу улицы, на пригорке стоит немецкий танк... Как быть? Ров продолжается под полотном железной дороги, насыпь над ними еще выше. Но под нею проложена водосточная труба диаметром чуть более метра, длиною 15–20 метров. Это единственный путь через линию фронта. По ней можно только ползти. По трубе когда-то текли нечистоты, и сейчас в ней отдает зловонием. Но делать нечего – пришлось испытать неприятные ощущения, проползая по этой трубе, протаскивая по ней раненых, пулеметы и минометы»[8].

В бою был тяжело ранен и вскоре скончался военком бригады Сергей Щапин. Погибли многие воины. Новый рубеж обороны подразделения заняли по северному берегу реки Царица и за вокзалом вдоль полотна железной дороги[9].

Особенно острый характер борьба приобрела с 18 по 23 сентября 1942 года. Противник продолжал атаковать, стремясь овладеть центральной и южной частями Сталинграда. 42-я бригада в течение четырех суток сражалась в окружении в Ворошиловском районе города. Лишь с помощью 92-й стрелковой бригады удалось вывести ее из окружения. 20 сентября немцы прорвались на левый берег Царицы и к переправам через Волгу, но были выбиты стремительным ударом 42-й бригады[10].

23 сентября во время одного из налётов вражеских бомбардировщиков на командный пункт бригады были тяжело ранены полковник М.С. Батраков, начальник штаба бригады подполковник Г.Е. Сазонов, начальник связи капитан Тройко, помощник начальника штаба старший лейтенант Струлев и другие офицеры штаба. Бригада почти полностью лишилась руководства. В ночь с 26 на 27 сентября остатки 42-й и 92-й стрелковых бригад отступили на левый берег Волги в район Красной Слободы.

Тяжелые и кровопролитные бои продолжались два месяца. Многие бойцы бригады погибли и вышли из строя по ранению[11]. «3 сентября 1942 года 42-я бригада заняла оборону высоты в районе Царица – Дубовая Балка. Против нее стояла 71-я немецкая пехотная дивизия генерала А. фон Гартмана. Именно здесь с 3 по 18 сентября бригада стояла в полном смысле слова насмерть, а затем, выйдя из окружения обескровленной и малочисленной, она еще больше недели защищала центр города, находясь в полукольце вражеских войск, удерживая так называемый «пятачок». На этом «пятачке» окончательно и растаяли силы бригады. Слишком мощная вражеская группировка противостояла ей. Судите сами: в начале боев в бригаде было свыше пяти с половиной тысяч бойцов и командиров, а в ночь на 27 сентября на левый берег Волги переправились лишь 35 человек»[12], – вспоминали ветераны бригады В. Большаков и Н. Марков.

 

Образование 226-й стрелковой дивизии

 

Наследницей ратной славы 42-й бригады стала 226-я Глухово-Киевская Краснознаменная дивизия, созданная в июле 1943 года из 42-й и 129-й отдельных стрелковых бригад. Дивизия участвовала в оборонительных боях на Курском выступе, Чернигово-Припятской наступательной операции, освобождении городов Киева и Праги.

 

[1] Коган М.Л. Алтайские дивизии в боевых операциях Великой Отечественной влйны 1941-1945 годов. – Барнаул: Алтайский полиграфический комбинат, 1997. – С. 43.

[2] Гаврилов Н.С. Алтай в Великой Отечественной войне. – Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1990. - С. 194.

[3] Большаков В.Ф. 41-я отдельная. – Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1985. – С. 13.

[4] Богуцкий А.В. Алтайские части и соединения в годы Великой Отечественной войны. – Барнаул: БЮИ, 2005. – С. 82.

[5] Большаков А.В. Указ. соч. С. 68.

[6] Щепочкин М. 42-я стояла насмерть // Вечерний Барнаул. – 22 ноября 2000. – № 175(1304).

[7] Богуцкий А.В. Указ. соч. С. 83.

[8] Большаков А.В. Указ. соч. С. 123.

[9] Богуцкий А.В. Указ. соч. С. 84.

[10] Там же. С. 84.

[11] Гаврилов Н.С. Указ. соч. С. 196.

[12] Большаков В., Марков Н. За отсутствуем состава преступления // Алтайская правда. – 8 февраля 1991.