Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 430, Дивизий: 5, Статей: 2

5-я гвардейская стрелковая дивизия

Автор: к.и.н. Вейн Д.К.

 

5-я гвардейская стрелковая дивизия была cформирована на Алтае в августе 1939 года как 107-я стрелковая дивизия. В соединение входили: 586-й, 630-й, 765-й стрелковые, 347-й легко-артиллерийский, 508-й гаубичный артиллерийский полки. В конце июля 1941 года в связи с переходом на новые штаты два артиллерийских полка были сведены в один – 347-й артиллерийский. Преобразована в 5-ю гвардейскую приказом Народного Комиссара Обороны от 26 сентября 1941 года.

В мае 1942 года 586-й, 630 и 765-й гвардейские полки были переименованы, соответственно, в 12-й, 17-й и 21-й гвардейские стрелковые, а 347-й артиллерийский – в 24-й гвардейский артиллерийский полки. 24 декабря 1943 года дивизии присвоено почетное наименование Городокская за участие в освобождении г. Городок.

3 мая 1942 дивизия была награждена орденом Красного Знамени, 10 июля 1944 – орденом Суворова 2-й степени, 17 мая 1945 – орденом Ленина[1].

 

Предвоенные годы

 

Основой для формирования 107-й стрелковой дивизии стал барнаульский территориальный 234-й стрелковый полк (с 1939 года – 630-й). В 1939 году в состав нового соединения были включены также бийский 586-й, рубцовский 765-й стрелковые, 347-й легко-артиллерийский и 508-й гаубичный артиллерийский полки.

В период с 1939 по 1941 год личный состав дивизии усиленно занимался боевой подготовкой. В январе 1940 года несколько подразделений были направлены на финский фронт. Горький опыт «зимней войны» полки был учтен при дальнейшей подготовке личного состава.

В составе 630-го полка был сформирован полковой оркестр во главе с капельмейстером П. Д. Колесниковым. В вечернее время военные музыканты играли в городском саду Барнаула[2].

 

Участие дивизии в Ельнинской наступательной операции. 30 августа – 8 сентября 1941 года

 

С началом Великой Отечественной войны дивизия была направлена в Действующую армию. С июня 1941  по апрель 1942 года дивизией командовал полковник (с января 1942 – генерал-майор) Павел Васильевич Миронов. 30 августа 1941 в ходе Смоленского сражения войска 24-й армии Резервного фронта перешли в наступление с целью ликвидации т.н. Ельнинского выступа. Это была одна из первых побед Великой Отечетсвеной войны. В ходе операции войска армии ликвидировали Ельнинский выступ и нанесли поражение двум танковым, одной моторизованной и семи пехотным дивизиям противника. Угроза левому крылу Западного фронта была снята[3].

В боях с врагом активное участие приняла и 107-я стрелковая дивизия. В начале июля она прибыла Дорогобужский район Смоленской области и приняла участия в Ельнинской наступательной операции. Ее воины проявлял массовый героизм. 11 августа 586-й стрелковый полк, которым командовал полковник Иван Михайлович Некрасов, получил приказ взять высоту 251,1 на рубеже деревень Вязовка и Митино, на которой сильно укрепились немцы. Во избежание лишних потерь и успешного решения задачи Некрасов  приказал провести штурм ночью. Скрытно сосредоточившись в 300 метрах от первой траншеи немцев, в 2.30 ночи батальоны полка поднялись и ринулись в атаку. К 5 часам утра бой закончился. Высота была взята при минимальных потерях с нашей стороны.

В одном из последующих боев полковник Некрасов был контужен, но продолжал командовать полком. Возглавил атаку двух батальонов, попавших в окружение. В последующие дни полк Некрасова разгромил Басмановскую и Гурьевскую группировки противника, овладел несколькими населёнными пунктами.

На самых подступах к Ельне полк Некрасова взял хорошо укрепленный рубеж, главный узел обороны противника. В глубине немецкой обороны были рассредоточены врытые в землю и защищенные со всех сторон две артиллерийские и три миномётные батареи, два дзота. Бой был недолгим, но крайне ожесточенным. Полк Некрасова повсеместно навязывал врагу рукопашные схватки. Отступая, противник оставил в окопах и ходах сообщения около сотни убитых солдат и офицеров. 6 сентября наши войска освободили Ельню. За участие в Ельнинской операции 586-й стрелковый полк был преобразован в 12-й гвардейский, а командир полка И.М. Некрасов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 сентября 1941 года представлен к званию Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (N 382).

В последующих боях, осенью 1941 года Иван Михайлович Некрасов был ранен и выбыл из дивизии. После госпиталя он был назначен командиром 43-й отдельной курсантской стрелковой бригады. Новым командиром 12-го гвардейского стрелкового полка стал

Всего в боях за Ельню 107-я стрелковая дивизия уничтожила 28 танков, 65 орудий, около 750 солдат и офицеров противника. Однако и потери соединения оказались велики: убитыми и ранеными дивизия потеряла 4200 солдат и офицеров[4].

В начале октября 1941 года создалась трудная обстановка на подступах к Москве. Под Калугой 5-я гвардейская дивизия заняла неподготовленную позицию на широком фронте. В течение нескольких дней и ночей ее воины вели ожесточенные бои с превосходящими силами противника, медленно отступая к Калуге: «Под деревней Мстихино группа медиков во главе с Воскресенским держала оборону до тех пор, пока раненые и имущество не были эвакуированы. В этих боях отличились Головань, Волошин, Киселев, Панфилов, Вера Гончарова. Здесь погибли военфельдшера Конюшенко, Скобко.

Рядом с медиками обороняли штаб полка саперы, химики, связисты, писари, музыканты. Многие из них сложили головы, в том числе музыканты: украинец Наумчук; русские Филиппов, Калугин, Долгое; немцы — три Ивана — Роборт, Шмидт, Штольц; бурят Федоров»[5].

Политрук одной из стрелковых рот 765-го стрелкового полка Семен Ильич Симонов кратко записал в своем денвнике: «Вступили в бой под г. Калуга. Бои были кровопролитные, но не долго, дня 3-4. Участок обороны дан был на дивизию 40 км»[6].

Некоторые подразделения дивизии сражались в полуокружении и погибли почти полностью. Так, в течение всего дня 13 октября 2-й батальон 765-го стрелкового полка, находясь в полукольце, в течение 9 часов отбил четыре немецкие атаки, «наложив перед и в глубине своего района обороны большое количество трупов немецких солдат», как отмечалось в журнале боевых действий дивизии.

В четыре часа пополудни, когда тяжелые танки противника ворвались в расположение батальона, упорство обороны было сломлено. Танки противника начали яростно истреблять остатки подразделения, стреляя прямой наводкой даже по одиночно лежащим трупам наших солдат на поле боя. Противник пятый раз атаковал этот район, не встречая в нем ни одного живого человека. Такая же участь постигла и 1-й стрелковый батальон.

 

Участие дивизии в контрнаступлении под Москвой. 5 декабря 1941 – 20 апреля 1942 года

 

5 декабря 1941 года без оперативной паузы советские войска перешли в контрнаступление под Москвой.  Западный, Калининский и правое крыло Юго-Западного фронта (всего 1 708 000 человек, около 13 500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов)[7] в первые же дни операции перехватили стратегическую инициативу в свои руки.

5-я гвардейская дивизия принимала участие в наступлении в составе 49-й армии Западного фронта[8]. Продолжалось освобождение от врага Московской, Калужской и Смоленской областей. Упорные бои шли за города Юхнов, Медынь, Ржев и Вязьму. У Красной Горки противник превосходящими силами пытался сбросить гвардейцев в реку Угру. На отдельных участках они подошли к позициям дивизии на расстояние броска гранаты. Только за один день 24 апреля 1942 года воины дивизии отбили 14 атак немцев. Участник этих боев, ветеран 630-го стрелкового полка Геннадий Мусохранов вспоминал: «В этот день в тыл  нашего полка неприятель выбросил десант. Но безуспешно. Парашютисты частью были расстреляны в воздухе, остальные взяты в плен. В этот день героически погиб батальонный комиссар Головченко»[9].

В ходе наступательных боев дивизия нанесла противнику значительный урон в живой силе и технике. В качестве трофеев было захвачено 60 танков и около 200 пушек и минометов[10]. Потери дивизии убитыми и ранеными составили 2260 человек[11].

3 мая 1942 года дивизия была награждена орденом Красного знамени. Высокую награду вручал секретарь Президиума Верховного Совета СССР А.Ф. Горкин. Многие гвардейцы были награждены орденами и медалями.

В этом году в полках дивизии побывали три делегации. 8 марта на фронт прибыла делегация из Монголии, вручавшая Красное знамя. Через месяц — делегация трудящихся Алтая, во главе с секретарем Алтайского крайкома ВЛКСМ А.А. Стручковым, доставила на Западный фронт 20 вагонов подарков. Более двух недель земляки знакомились с жизнью, боевыми делами гвардейцев, побывали на передовых позициях[12].

В район Медыни Смоленской области в июне труженики родного края направили новую делегацию во главе с заведующим военным отделом краевого комитета партии Г.С. Мастюковым. Полкам были вручены Красные знамена. Знамя Барнаульского горкома получили воины 630-го полка. Знамя Алтайского крайкома вручено 12-му гвардейскому полку. Рубцовский 21-й гвардейский полк получил знамя железнодорожников Алтая[13].

 

Участие дивизии в Орловской, Брянской и Городокской наступательных операциях. 1943 год

 

В мае 1943 года полки дивизии вели бои южнее Вязьмы, форсировали реку Жижало, выбив врага со станции Исаково, других населенных пунктов. В ходе начавшейся в июле Курской битвы 5-я гвардейская дивизия составе 11-й гвардейской армии приняла участие в освобождении городов Болхов, Хотынец, Карачев. В октябре 1943 года, в ходе Брянской наступательной операции, после упорных боев, гвардейцы заняли город Невель и продвигались на северо-запад. В результате наступления образовался т.н. невельский мешок. Все попытки дивизии расширить горловину успеха не имели. В свою очередь, и немцы, неоднократно пытавшиеся перерезать, окружить и уничтожить подразделения дивизии, потерпели поражение.

С 13 по 31 декабря 1943 года, в ходе начавшейся Городокской операции части дивизии вели бои за город Городок. Г. Мусохранов вспоминал: «Наш полк наступал    в центре. Батальон гвардии старшего лейтенанта Меркурьева захватил главную площадь. Командир отделения гвардии сержант Калинин под огнем врага водрузил Красное знамя на одном из зданий»[14].

Приказом Верховного Главнокомандующего 24 декабря 1943 года 5-я гвардейская дивизия получила почетное наименование «Городокской».

 

Белорусская стратегическая наступательная операция (23 июня – 29 августа  1944 года). Выход дивизии на границу с Восточной Пруссией

 

23 июня 1944 года началась одна из крупнейших стратегических наступательных операций Второй мировой войны – операция «Багратион». В ходе операции к концу августа войска 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусского фронтов нанесли сокрушительный удар немецкой группе армий «Центр» в Белоруссии[15].

5-я гвардейская дивизия участвовала в форсировании реки Березины. Завязались ожесточенные бои. Г. Мусохранов вспоминал: «Местность была открытой, противник обрушил ливень из свинца и металла. Берег реки оказался заболоченным, около километра пришлось идти по пояс в воде»[16]. После форсирования реки, гвардейцы с ходу вступили в бои за город Борисов. К утру 1 июля 1944 года город был освобожден.

В этих боях и в сражении при форсировании Немана отличилось отделение автоматчиков гвардии сержанта В. И. Попова. На западный берег Немана отделению пришлось переправляться вплавь под сильным огнем противника. Василию Ивановичу Попову за эти бои было присвоено звание Героя Советского Союза. Это был первый Герой в 17-м гвардейском полку[17].

Ожесточенные сражения развернулись на подступах к государственной границе. Фашисты с отчаянием обреченных переходили к контратакам. 18 октября 1944 года в 15.00 подразделения 17-го гвардейского стрелкового полка вышли на границу восточнее Эжеркемена.

Здесь особенно отличился 2-й стрелковый батальон гвардии майора Чередниченко. За прорыв обороны противника и вторжение на территорию Восточной Пруссии 17-й гвардейский полк награжден орденом Суворова 3-й степени.

Всего с июня по октябрь 1944 года полки дивизии прошли с боями более чем 500 километров, приняли участие в освобождении более чем 600 населенных пунктов[18]. В качестве трофеев было захвачено значительное количество единиц стрелкового оружия, бронетехники и 18 самолетов[19]. В плен дивизия захватила 9320 человек. Потери гвардейского соединения составили 1500 человек[20].

 

Участие дивизии в Кёнигсбергской и Земландской наступательных операциях 1945 года

 

В Восточной Пруссии противник создал многочисленные укрепрайоны и крепости, позиции полевого типа. Бои за эту территорию носили исключительно ожесточенный и кровопролитный характер. Общие безвозвратные потери советских войск в ходе Восточно-Прусской операции (с 13 января по 25 апреля 1945) составили 126 464 человека[21].

Важнейшим пунктом, ключом к Восточной Пруссии, был город-крепость Кёнигсберг. Немецкое командование приняло все возможные меры, чтобы подготовить крепость к длительному сопротивлению в условиях полной изоляции. В Кенигсберге имелись подземные заводы, многочисленные арсеналы и склады. Система обороны крепости состояла из внешнего оборонительного обвода, который был преодолен советскими войсками еще в январе 1945 года, и трех внутренних обводов.

Первый оборонительный обвод находился в 6-8 км от центра города и включал в себя от 2 до 7 линий оборонительных траншей с ходами сообщения, полевыми и инженерными заграждениями, а также 15 старых фортов, врытых в землю, и окольцованных рвами, заполненными водой[22].

Второй обвод, проходивший по окраинам города, состоял из приспособленных к длительной обороне каменных зданий, баррикад, дотов и минных полей.

Третий обвод проходил по старой городской черте и опирался на 9 фортов старой постройки. Наконец, в центре города, на высоком правом берегу реки Прегель находилась старинная цитадель, – Королевский замок, – вмещавшая гарнизон в несколько тысяч человек[23].

Войска, оборонявшие Кёнигсберг, включали четыре пехотные дивизии, несколько отдельных полков и батальонов фольксштурма. Всего группировка противника насчитывала около 130 000 человек,  4000 орудий и минометов, 108 танков и штурмовых орудий и 170 самолетов[24].

Противник готовился к упорной обороне и был настроен решительно. В частности, плененный ранее начальник артиллерии 9-го армейского корпуса 3-й немецкой танковой армии полковник Бейзе заявил на допросе: «22 января 1758 года не повторится – Кёнигсберг не сдадим»[25].

Для создания дополнительных трудностей штурмующим советским войскам, немцы включили в оборонительную систему ложные  огневые точки и траншеи. Это должно было ввести в заблуждение советских артиллерийских разведчиков и наблюдателей и привести к напрасному расходу боеприпасов.

Командир 3-й гвардейской артиллерийской дивизии генерал С. Попов вспоминал: «Особенно трудной оказалась разведка тщательно замаскированных долговременных сооружений, расположенных среди городских построек. Были среди них и ложные траншеи. Одну такую траншею мы обнаружили на подступах к Шарлоттенбургу. По всей её длине были сооружены ложные стрелковые ячейки, пулеметные площадки, импровизированные доты и дзоты. Однако гитлеровцам не удалось обмануть нас. Артиллерийские разведчики засекли только настоящие цели»[26].

Операция началась 6 апреля 1945 года. Попытки с ходу овладеть Кёнигсбергом не дали результатов. Советское командование приняло решение вводить в бой штурмовые группы – специально сформированные подразделения для блокирования и уничтожения долговременных огневых сооружений, опорных пунктов и узлов сопротивления противника. Всего для участия в штурме Кёнигсберга в стрелковых батальонах и полках были созданы 104 штурмовые группы и 26 штурмовых отрядов[27].

Были такие подразделения и в 5-й гвардейской дивизии. Например, в 17-м гвардейском полку были созданы четыре штурмовые группы, в состав которых входили одна стрелковая рота, взвод станковых пулеметов, минометные, артиллерийские и другие подразделения[28].

Четверо суток шли непрерывные бои. К 18 часам 9 апреля полки 5-й гвардейской дивизии соединились с идущей с севера 50-й армией, а с 3 часов 10 апреля противник группами начал сдаваться в плен. В ходе операции гвардейцы очистили от противника 55 кварталов Кёнигсберга, только в плен было захвачено 15 100 немецких солдат и офицеров. Потери гвардейцев составили 186 человек убитыми и 511 ранеными[29].

Завершающие бои дивизией, велись за морской порт Пиллау. В 19.00 25 апреля 1945 года стрелковый батальон гвардии майора Дорофеева (17-й гвардейский полк) начал форсирование морского пролива с задачей захватить плацдарм на косе Фришес Нерунг и обеспечить переправу остальным подразделениям полка и дивизии. Эта задача была успешно выполнена. Только за эти бои одиннадцати бойцам и командирам полка было присвоено звание Героя Советского Союза[30].

17 мая 1945 года 5-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина[31].

 

[1] Коган М.Л. Алтайские дивизии в боевых операциях Великой отечественной войны 1941-1945 годов. – Барнаул, 1997. – с. 11

[2] Мусохранов Г. Шла дивизия на запад... // Молодежь Алтая. – 1990. – 11 мая. – С 3

[3] Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1985. – с. 258

[4] Кронов В. Сибирская стать // Молодежь Алтая . – 1975. – 22 февраля. – С 5

[5] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[6] Дневник гвардии капитана Симонова Семена Ильича. - [Электронный ресурс]. Электрон. дан. Режим доступа: http://altaikdm.ru/battle_path/htm/memories-14.html (20 февраля 2019)

[7] Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – с. 465

[8] Коган М.Л. Указ. соч., с. 13

[9] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[10] Кронов В. Указ. соч., с. 3

[11] Там же, с. 3

[12] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[13] Там же, с. 3

[14] Там же, с. 3

[15] Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – с. 84

[16] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[17] Там же, с. 3

[18] Кронов В. Указ. соч., с. 3

[19] Там же, с. 3

[20] Там же, с. 3

[21] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. -  Статистическое исследование / Под ред. Канд. воен. наук ген.-полк. Г.Ф. Кривошеева. – М.: Воениздат, 1993. – с. 216

[22] Черныш А.Я. Бобров В.М. «Звездный штурм» Кёнигсберга // Военно-исторический журнал. – 2005. - № 4. – с. 5

[23] Там же, с. 5

[24] Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – с. 328

[25] Черныш А.Я. Бобров В.М. «Звездный штурм» Кёнигсберга // Военно-исторический журнал. – 2005. - № 4. – с. 3

[26] Попов С. Кёнигсберг взят! / Живая память. – В 3 Т: Т 3. – М., 1995. – с. 333

[27] Великая Отечественная война 1941-1945: Энциклопедия. – с. 798

[28] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[29] Кронов В. Указ. соч., с. 3

[30] Мусохранов Г. Указ. соч., с. 3

[31] Коган М.Л. Указ. соч., с. 11