Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 656, Дивизий: 10, Статей: 2

56-я гвардейская стрелковая дивизия

 

Сформирована приказом НКО от 16 апреля 1943 года на основе 74-й и 91-й отдельных стрелковых бригад. В соединение входили 254-й, 256-й, 258-й гвардейские стрелковые и 189-й гвардейский артиллерийский полки. 25 сентября 1943 года дивизии присвоено почетное наименование «Смоленская». 13 октября 1944 года награждена орденом Красного Знамени.

 

Формирование 74-й стрелковой бригады

 

История формирования 74-й отдельной стрелковой бригады началась с постановления Алтайского крайкома партии от 6 июля 1942 года, которое гласило: «Просить Наркома обороны СССР т. Сталина о разрешении создания Добровольческой бригады алтайцев-сибиряков»[1]. Эта инициатива была одобрена, и уже 8 июля 1942 года приказом заместителя Наркома обороны СССР, начальника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии Е.А. Щаденко был утвержден руководящий состав бригады. Этим же приказом ей было присвоено наименование «1-я Сталинская добровольческая отдельная стрелковая бригада алтайцев-сибиряков».

Формирование соединения началось 9 июля 1942 года[2]. Одновременно с 74-й бригадой началось формирование 75-й, 78-й и 91-й отдельных Сибирских добровольческих стрелковых бригад и 150-й стрелковой дивизии. Все эти части и соединения должны были войти в состав 6-го Сибирского добровольческого корпуса[3].

С первых же дней формирования 74-й бригады был отмечен большой приток добровольцев: 8032 человека подали заявления на зачисление в состав части. Только за первые дни отборочные комиссии и партийные комитеты получили в Барнауле 1656 заявлений, Бийске – 974, Рубцовске – 724, Горно-Алтайской автономной области – 1568[4].

Среди изъявивших желание служить в бригаде были городские, районные, колхозные, совхозные руководители, агрономы, инженеры, учителя и врачи, рабочие и служащие, другие специалисты.

В их числе был и секретарь Алтайского крайкома партии Алексей Алексеевич Стручков, назначенный на должность комиссара. Командиром бригады стал полковник Репин Иван Прокофьевич[5]. Бывший начальник артиллерии 74-й бригады В.А. Игнатьев вспоминал: «В бригаде меня встретили командир бригады Репин и комиссар Стручков. Особенно хочу отметить тов. Стручкова, он произвел на меня впечатление, которое подкреплялось при  прохождении дальнейшей службы с ним и до настоящих дней. Это впечатление обаятельного, душевного и очень умного товарища»[6].

С 15 июля по 15 сентября 1942 года бригада дислоцировалась в военном лагере под Барнаулом, по берегу реки Барнаулки (в районе Борзовой и Булыгиной заимок). В этот период подразделения укомплектовывались личным составом и  проходили усиленную боевую подготовку. 20 августа бойцы и командиры приняли боевую присягу, а в первых числах сентября 1942 года партийные, советские и промышленные организации Барнаула вручили красные боевые знамена бригаде и ее частям[7].

16 сентября 1942 года бригада направилась на фронт. Первые эшелоны с личным составом и боевой техникой прибыли в Москву 24 сентября, последний – 27-го[8]. 1 октября 1942 года приказом НКО бригада была включена в состав Калининского фронта. 12 октября 74-я бригада вместе с другими частями 6-го корпуса вошла в состав 22-й армии.

 

Наступательные и оборонительные бои юго-западнее города Белый: 25 ноября – 16 декабря 1942 года

 

8 октября бригада получила приказ от командующего 22-й армии генерал-лейтенанта В.А. Вашкевича – следовать до станции Старое Боково (юго-западнее города Белый Калининской области)[9]. Совершив 160-км марш в условиях осенних дождей бездорожья и болотистой местности, 12 октября подразделения бригады вышли к пункту назначения[10]. В дни следования бойцы отдыхали только по 4-5 часов в сутки. Саперами было настлано около 58 км бревенчатой дороги. Сутками, не прекращаясь шел холодный осенний дождь. Обувь разбухала, одежда стояла колом, сушиться было негде и некогда. Бойцы несли на плечах боекомплект и вооружение, вплоть до разобранных на части минометов и станковых пулеметов. 12 октября 1942 года 74-я бригада вместе с другими частями 6-го корпуса вошла в состав 22-й армии.

16 октября 1942 года 6-й корпус перешел в подчинение 41-й армии генерал-майора Г.Ф. Тарасова. На следующий день 74-я бригада получила полосу наступления, пролегавшую по труднопроходимым местам Смоленской области. В Журнале боевых действий бригады отмечалось: «Командование решило проложить бревенчатую дорогу (колонный путь). Качество питания снизилось. Это угрожало недоеданием и полуголодным существованием бригады, несвоевременным подвозом боеприпасов и продовольствия. 17 октября были проложены первые бревна колонного пути. В период с 17 октября бойцы бригады под непрекращающимся дождем построили около 20 км бревенчатой дороги»[11]. Одновременно передовые подразделения вели непрерывное наблюдение за противником, изучая его систему обороны, передвижение людей, машин и танков.

В этот период на южном участке советско-германского фронта, в Сталинграде, шли ожесточенные бои. Советское командование планировало провести на центральном участке фронта наступательную операцию с целью ликвидировать угрозу возможного повторения наступления немцев на Москву, и одновременно не дать противнику перебросить подкрепления к Сталинграду. В рамках данной операции, проводившейся в районе Ржевско-Вяземского выступа, 41-й армии предстояло нанести главный удар силами 6-го корпуса в направлении на город Белый. 74-я бригада получила задачу в первый же день наступления прорвать оборону противника на участке Кузьмино – Петрушино – Торопино – Клемятино (10 км юго-западнее Белого), овладеть деревней Плоская, высотой 239,5 поселком Боярники и к исходу дня выйти на западную опушку леса[12].   

25 ноября 1942 г. в 10 часов утра 74-я бригада перешла в наступление в направлении Емельяново – Шипицино. Слева наступала 150-я стрелковая дивизия. К 13 часам подразделения бригады овладели опорными пунктами Кузьмино, Петрушино, Емельяново и Торопино[13], а к 19.00 перерезали дорогу Петрушино - Торопино[14].

В этом районе завязались ожесточенные бои. Чтобы остановить наступление наших войск Калининского фронта, немецкое командование вынуждено было перебросить с других участков в район наступления 7 соединений, в том числе 1 танковую дивизию[15].

Особенно ожесточенными были бои за деревни Пшеничино и Сырматное. В штурме этих крупных фашистских опорных узлов обороны участвовали все воины алтайской бригады – и рядовые и старший комсостав. 27 ноября в бою за Пшеничино был тяжело ранен комиссар бригады Алексей Стручков. Командира вытащил из-под вражеского огня разведчик Александр Перфилов. Герой-поспелихинец был награжден медалью «За боевые заслуги».

В первых числах декабря, в ходе контрнаступления, противник прорвал боевые порядки 17-й гвардейской дивизии и вышел в тыл 6-го корпуса. В Журнале боевых действий 74-й бригады отмечалось: «Начиная с 10.00 [5 декабря] противник в течение дня предпринял против обороны 2 осб из Самсонихи 7 атак. Все атаки были отбиты с большими для него потерями. Разведкой установлено, что в районе Корчевка – Хохлово сосредоточено 17 танков с мотомехпехотой. В 14.00 был отдан приказ на оборону»[16]. В запись за 6 декабря внесено: «Противник, подтянув крупные мотомехсилы на участке Волыново (в составе 19-й пех. див. «SS» и 20-й танковой дивизии) 5 декабря прорвался по дороге Романово, Шипарево, Дубровка. В результате чего части 74-й осбр, 91-й осбр 6-го с.к. и 1-й мотомехкорпус оказались в окружении»[17].

С 6 по 16 декабря, почти без продовольствия и боеприпасов, под непрерывным артиллерийским огнем и бомбежками, солдаты и офицеры частей и подразделений 6-го корпуса пробивались к своим. Ситуация сложилась критическая. В одной только 74-й бригаде насчитывалось до 800 раненых[18].

13 декабря в районе д. Цицино противник силою до батальона пехоты перешел в наступление и едва не разгромил штаб 74-й бригады и 6-го стрелкового корпуса. Лишь брошенной в бой группой из заградительной роты штаба бригады удалось остановить врага, частично уничтожив, а частично – рассеяв батальон. Были взяты в плен до 20 немецких солдат, в качестве трофеев достались 22 единицы стрелкового оружия, в том числе, шесть пулеметов и боеприпасы к ним. В ситуации, когда окруженным подразделениям катастрофически не хватало оружия, трофеи оказались очень кстати.

Личный состав сибирской бригады проявлял в этих тяжелейших условиях чудеса героизма и находчивости, иногда используя против врага даже его… танки! Так, 11 декабря в бою у Цицино один из немецких танков застрял в грязи. Увидев это, командир 1-го стрелкового батальона капитан Кукушкин вместе со своим ординарцем, сержантом Порошиным, подобрались к обездвиженной машине и в коротком бою уничтожили ее экипаж. Затем сержант Порошин забрался в башню, повернул ее в сторону противника и истребил из танкового пулемета до 20 немцев. За этот подвиг уроженец Ключевского района Михаил Спиридонович Кукушкин был награжден орденом Красного Знамени, а барнаулец Арсений Иванович Порошин – медалью «За отвагу».

Однако силы были неравны – кольцо окружения продолжало сжиматься, и положение становилось отчаянным. 15 декабря бригада едва не потеряла знамя. Командир одного из взводов, у которого оно находилось, погиб в бою у Цицино, а его тело осталось на поле боя. С заданием разыскать погибшего командира и спасти  святыню был направлен красноармеец Терентьев. Невзирая на минометный огонь противника, он разыскал командира взвода, достал знамя и доставил его в часть. За этот подвиг барнаулец Алексей Терентьев был награжден медалью «За отвагу».

В ночь на 16 декабря подразделения бригады пошли на прорыв. Атаку возглавил командир бригады полковник Репин. Участник этих боев, В.П. Котов, вспоминал «Около города Белый мы попали в окружение, при выходе из окружения меня ранило в руку, и я расстался с бригадой. Помню, выводил нас из окружения командир бригады полковник Репин. Он шел с нами во главе нашего батальона»[19].

В период наступления с 25 ноября по 6 декабря и оборонительных боев в окружении с 6 по 16 декабря 1942 года 74-я бригада заняла 19 населенных пунктов. Противник потерял до 5000 человек убитыми и ранеными, до 300 солдат и 20 офицеров попало в плен (из них 185 человек было расстреляно)[20]. За этот же период было уничтожено и подбито: 1 самолет, 58 танков, 13 бронемашин, 56 автомашин, 17 мотоциклов, до 100 подвод с грузом, 32 орудия и миномета, 62 пулемета[21].

Потери бригады составили: 992 человека убитыми и умершими от ран, 1459 человек ранеными и контужеными, 300 – пропавшими без вести. В батальонах из имеющегося личного состава было сформировано по одной стрелковой роте[22]. За мужество и героизм, проявленные в боях, 61 человек был награжден орденом Ленина и Красного Знамени, 92 – орденом Красной Звезды, 195 – медалью «За отвагу», 208 – медалью «За боевые заслуги»[23].

После короткого отдыха и пополнения 74-я бригада вновь была введена в бой. С 25 февраля по 19 апреля 1943 года она приняла участие в оборонительной и наступательной операциях на реках Ловать и Локня в боевом составе 22-й армии генерал-майора Д.М. Селезнева[24].

 

Образование 56-й гвардейской стрелковой дивизии. Участие соединения в освобождении Смоленска и Прибалтики

 

16 апреля 1943 года приказом Народного Комиссара Обороны 74-я Отдельная стрелковая добровольческая Сталинская бригада алтайцев-сибиряков и 91-я Особая стрелковая Сибирская добровольческая бригада были объединены и преобразованы в 56-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Дивизия в составе 10-й гвардейской армии участвовала во многих операциях, в том числе Спас-Деменской, Ельнинско-Дорогобужской наступательных операциях, освобождении Смоленска и боевых действиях на территории Прибалтики. За этот период дивизия принимала непосредственное участие в освобождении 3500 населенных пунктов Смоленской, Калининской и Псковской областей, Белоруссии и Латвии. За мужество и героизм 10 524 солдата и офицера были награждены орденами и медалями[25]. Боевой путь 56-й гвардейской дивизии завершился в Латвии, где она принимала участие в блокировании и пленении Курляндской группировки противника[26].

 

 

[1] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия) . – Архив музея 56-й гвардейской дивизии . – МОУ «Гимназия № 42» г. Барнаула. – с. 9

[2] Там же, с. 9

[3] Умрихин Г.П. В сражениях – сибиряки-алтайцы. – Барнаул: Алт. книжное изд-во, 1980. – с. 5

[4] Гаврилов Н.С. Алтай в Великой Отечественной войне. – Барнаул: Алт. книжное изд-во, 1990. – с. 38

[5] Коган М.Л. Алтайские дивизии в боевых операциях Великой отечественной войны 1941-1945 годов. – Барнаул, 1997. – с. 27

[6] Игнатьев В.А. Письмо от 25 мая 1967 года. – ОФ музея 56-й гвардейской дивизии . – МОУ «Гимназия № 42 г. Барнаула. – с. 1

[7] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия). – с. 9

[8] Там же, с. 10

[9] Умрихин Г.П. Указ. соч., с. 6

[10] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия). – с. 10

[11] Там же, с. 10

[12] Умрихин Г.П. Указ. соч., с. 8

[13] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия). – с. 21

[14] Умрихин Г.П. Указ. соч., с. 8

[15] Там же, с. 8

[16] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия). – с. 29

[17] Там же, с. 30

[18] Умрихин Г.П. Указ. соч., с. 8

[19] Котов В.П. Письмо от 24 марта 1975 года. – ОФ музея 56-й гвардейской дивизии . – МОУ «Гимназия № 42 г. Барнаула. – с. 1

[20] Журнал боевых действий 74 сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады алтайцев-сибиряков: 1942-43 (копия). – с. 36

[21] Там же, с. 36

[22] Там же, с. 37

[23] Там же, с. 36

[24] Коган М.Л. Указ. соч., с. 27

[25] Гаврилов Н.С. Указ. соч., с. 205

[26] Там же, с. 28-30