Книга Памяти Алтайского края
Алтайский край, г. Барнаул. В базе Солдат: 451, Дивизий: 5, Статей: 2

87-я кавалерийская дивизия

Автор: к.и.н. Вейн Д.К.

 

В июне 1941 г. в Барнаульском гарнизоне начала формироваться 87-я кавалерийская дивизия (кд). Ее штаб находился в здании на ул. Пушкина, 52. Здесь же была расположена гостиница для командного состава. Строение не сохранилось, но на доме № 54 есть мемориальная доска. Личный состав размещался в районе 18-го железнодорожного разъезда.

В состав дивизии входили: 236-й, 241-й и 244-й кавалерийские полки (кп), 82-й конноартиллерийский дивизион и другие подразделения. В составе действующей армии во время Великой Отечественной войны с 18 декабря 1941 года по 28 июля 1942 года.

 

Участие в Любанской наступательной операции 1942 года

 

В январе 1942-го года 87-я кд под командованием полковника Василия Трантина, старшего батальонного комиссара Георгия Тонконогова и начальника штаба майора Виктора Вержбицкого прибыла на Волховский фронт. Личный состав проделал изнурительный марш в 270 километров (все люди шли пешком, боеприпасы и фураж транспортировали на лошадях).

В это время 2-я ударная армия Волховского фронта безуспешно штурмовала немецкую оборону на левом берегу реки Волхов. Лишь 24 января 366-я стрелковая дивизия (сд) сумела отвоевать Мясной Бор, прорвав вторую полосу обороны противника.

26-го января 87-я кд в составе 13-го кавалерийского корпуса была брошена в образовавшийся прорыв. Пользуясь господством в воздухе, немецкие самолеты безнаказанно бомбили боевые порядки корпуса, нанося ему потери.

Начальник штаба дивизии, майор Виктор Антонович Вержбицкий вспоминал: «В ночь на 26 января 1942 года дивизия вышла на восточный берег реки Волхов, и вот тут-то мы почувствовали силу бомбовых ударов. Уже с пяти часов утра на блестящем льду реки два кавалерийских полка были атакованы фашистскими бомбардировщиками. Со страшным визгом и завыванием самолеты сбрасывали бомбы на беззащитные колонны эскадронцев. Ширина реки здесь доходит до 300-400 метров, и никаких укрытий на берегах нет. Мы, стоя в конном строю на берегу в мелколесье, видели, как беспрепятственно самолеты противника заходят на цель и сбрасывают свой смертоносный груз, но ничем не могли оказать содействие нашим боевым друзьям... Двигаться по дороге или лесной просеке было  совершенно  невозможно»[1].

Так, перенося бомбежки, 30-градусные морозы и абсолютное бездорожье, 27-го января кавалеристы овладели Ольховкой, а 28 января – Вдицко. При этом было уничтожено до 100 солдат и офицеров противника, захвачено одно орудие и 7 автомашин.

29 января дивизия взяла деревню Новая Деревня, где разгромила штаб 215-й пехотной дивизии противника, уничтожив до 60 немецких солдат и офицеров.

Продолжая наступать на Любань,  кавалеристы вместе с лыжниками и стрелками из других частей в ночь на 30 января освободили деревни Кривино, Новая, Тигодский завод и Червино. Но далее, у деревень Крапивно, Ручьи и Червинская Лука наступление прекратилось. Несмотря на то, что в помощь были направлены 57-я стрелковая бригада и 25-я кд, сломить сопротивление противника не удалось.

Особенно ожесточённые бои разгорелись за село Ручьи и его окрестности. Здесь фашисты создали крупный узел обороны, насыщенный ДЗОТами и бронетехникой. О накале сражения свидетельствуют потери алтайских кавалеристов: только 244-й кп потерял убитыми и ранеными до 200 человек. Погиб командир полка майор Николай Васильевич Дорофеев и старший политрук Петр Кузьмич Лобанов. Был убит в бою комиссар 236-го кп Алексей Алексеевич Рыкалов. Взять село так и не удалось.

4 февраля 1942 года алтайские кавалеристы сдали свой участок обороны у Ручьёв 191-й сд и, сосредоточившись в районе Подубье – Куболово – Язвинка, совместно с 25-й кд начали наступление на станцию Радофинниково с целью выйти к Тосно[2].

Наступая по маршруту Остров, Абрамцево, Нестерково, Глебово, Савкино, сводный передовой отряд, в составе которого находился 236-й кп, под общим руководством командира 104-го кп (25-я кд), подполковника Александра Трофимова, уничтожал на своем пути вражеские гарнизоны. В этих боях было уничтожено до 80-ти гитлеровских солдат и офицеров, в том числе, один генерал, захвачены трофеи.

В эти же дни 241-й и 244-й кп во взаимодействии с 100-м кп 25-й кд и 59-й лыжной бригадой наступали на деревню Большое Еглино. Преодолевая упорное сопротивление противника, 10-го февраля они выбили немцев. Были разгромлены 183-й и 184-й эстонские лыжные батальоны и другие подразделения врага[3].

Не успев отдохнуть после тяжелых боев, алтайские конники получили от командира 13-го кавалерийского корпуса новую задачу: захватить крупный укрепленный пункт немцев – деревню Конечки. Ранним утром 11 февраля 87-я кд выступила в поход. О том, каким тяжелым он был для кавалеристов, свидетельствует запись в журнале боевых действий дивизии: «Сильно измотанные части вынуждены были около 6 км пробивать дорогу собственными силами по просекам, где никогда и никто не проезжал. Толщина снежного покрова достигала 100 см».

С трудом преодолев снежную целину, без артиллерии и пулеметов, конники 241-го и 244-го кп с ходу атаковали Конечки. Только эскадрону старшего лейтенанта Меньшенина (241 кп) удалось занять несколько домов на окраине деревни. Однако после нескольких часов ожесточенного боя пришлось отступить  перед численно превосходящим противником.

В течение нескольких дней дивизия вела безуспешные бои за Конечки. Положение было настолько тяжелым, что командир дивизии, полковник Василий Трантин послал отчаянное письмо командиру корпуса, генерал-майору Николаю Гусеву: «Положение 241, 244 и, по неполным данным, и 236 кп катастрофическое. Люди дошли до невменяемого состояния, т.к. в течение 3-х суток находятся без сна и в снегу. В 241 кп есть два случая замерзания. Из-за отсутствия фуража происходит массовый падеж конского состава».

Но приказ был только один – вперед! Измотанные в боях, с минимумом боеприпасов, более 10 дней кавалеристы безуспешно атаковали Конечки, но каждый раз атака захлебывалась. 20 февраля при минометном обстреле погиб Евгений Меньшенин, чей эскадрон еще 11 февраля ворвался в Конечки первым, но не был поддержан соседями. Бесстрашный командир был награжден орденом Красного Знамени (посмертно).

К концу февраля, когда 87-я кд с подразделениями 59 сбр и 25 кд вела позиционные бои у д. Конечки, основные силы 2-й ударной армии вышли к Любани. Однако ее успех, развивавшийся в течения месяца, не был поддержан ни 52-й, ни 59-й армиями, которые так и не смогли прорвать оборону противника на Волхове. Немецко-фашистское командование не замедлило воспользоваться этим, и в марте армия была окружена.

В апреле началось таяние снега и огромный лесисто-болотистый массив превратился в сплошное месиво жидкой грязи. Находясь в окружении, методично уничтожаемая артиллерией и авиацией немцев, умирающая от голода, армия продолжала сопротивляться.

Еще в марте в армии начались первые проявления голода. К этому времени 13-й кавалерийский корпус потерял свой конский состав: часть лошадей погибла, а часть была передана на питание бойцам 2-й ударной армии. Бывший командир артиллерийской батареи 87-й кд Дмитрий Мязин вспоминал: «Все труднее становилось доставлять продовольствие, боеприпасы. Командир полка сошел с ума, заболел начальник штаба. Погибли командиры эскадронов, ранен командир взвода Иванченко и много красноармейцев. В середине марта немецкие войска сузили коридор до километра, а затем и совсем закрыли… Питание было – 100 грамм сухарей, 100 грамм тухлой конины»[4].

К середине мая части 13-го кавалерийского корпуса были выведены из окружения. 2-й ударной армии не удалось выполнить поставленные перед ней задачи – освободить Любань и соединиться с войсками Ленинградского фронта. Без зенитных средств борьбы, без продовольствия и с минимумом боеприпасов она была обречена на гибель. Но ее стрелковые соединения продолжали вести бои, нанося потери противнику.

В мае 1942 года Ставка ВГК, наконец, убедившись в ее катастрофическом положении, отдала приказ на выход из окружения. Но было поздно: немцы начали сжимать кольцо, при этом прочно удерживая коридор у Мясного Бора, и периодически закрывая его полностью.

В начале июня кавалеристы из 13-го корпуса были вновь брошены в бой, как обычая пехота, дабы помочь остаткам 2-й ударной пробиться к своим. Участвовали в этих страшных боях и алтайские кавалеристы. Развернув фронт на северо-восток, они вели бой, прикрывая выходивших из окружения. Лишь в конце июня 1942 года остатки армии смогли вырваться из вражеского кольца в районе деревни Мясной Бор[5].

28 июля 1942 года 87-я кд, как все остальные соединения корпуса генерал-майора Гусева дивизия была расформирована, а ее личный состав влился в 327-ю сд. В январе 1943 года за мужество и героизм при прорыве блокады Ленинграда соединение было преобразовано в 64-ю гв. сд. В январе 1944 г. она получила наименование Красносельской. Боевой путь завершила в Прибалтике на о. Сааремаа в 1945 г.[6]

 

[1] Карначев М.Т., Шелудченко В.М. Они защищали Родину. Боевая слава Алтая / М.Т. Карначев, В.М. Шелудченко. – Барнаул, 2005. – С. 113

[2] Пискунов, М. Г. Незабываемый рейд // Алтайская правда. - 1978. - 28 мая.

[3] Паршукова, Л. Прорывали блокаду Ленинграда // Алтайская правда. - 1983. - 21 мая. О 87-й кавалерийской дивизии.

[4] Мязин Д.Е. Из воспоминаний (машинописный текст). – Музей 64-й гвардейской Красносельской стрелковой дивизии. – МОУ СОШ № 84 г. Барнаула. – ОФ. – 4 л. – Л. 5.

[5] Иванова И.А. «Долина смерти». Трагедия 2-й ударной армии. – М.: Яуза – Эксмо, 2009. – С. 25

[6] Белозерцев, А. Ю. Слава и трагедия кавалерии Алтая // Вторая мировая война : история и современность. Барнаул, 2001. Кн. 1. – c.185-198.